«Священное» рабочее место: кому и как платят зарплату в церкви»

«Священное» рабочее место: кому и как платят зарплату в Церкви
«Церковь живет на пожертвования. Храм не рабочее, а сакральное место» — эти аргументы в пользу изменения законодательства услышаны Госдумой и президентом, но в обществе вызвали неоднозначную реакцию. Правда ли, что религиозные организации теперь могут не платить сотрудникам даже минимальную заплату, сколько в среднем получают в православных храмах и есть ли там рабочие места, рассказали РИА Новости представители законодательной власти и церкви.

«У священников нет зарплаты»

Величественный белокаменный храм Московских Святых — один из самых больших в столице. Служат здесь, кроме настоятеля игумена Сергия Рыбко, еще семь священников и два дьякона. Отец Сергий вместе с тремя священниками и двумя дьяконами служат также в храме Сошествия Святого Духа на Лазаревском кладбище. Помимо этого, в обоих храмах работает человек десять сотрудников по штатному расписанию. Но многие трудятся безвозмездно.
 Храм Собора Московских святых в Бибирево
Храм Собора Московских святых в Бибирево
А какую зарплату получают священники? «Такого понятия у нас нет. Священник служит и должен это делать даже бесплатно», — объясняет отец Сергий. Трудовой договор священнику «не положен», как и трудовая книжка. «А вот простые сотрудники заключают договоры, и им начисляют зарплату», — добавляет игумен.
Духовенство, вопреки расхожему мнению, живет небогато. «Например, в деревенском храме в Калужской области мои знакомые получают мизерную сумму и вынуждены подрабатывать», — продолжает священнослужитель. Все зависит от размера пожертвований, а это, в свою очередь, — от прихода. В новых храмах, где почти нет прихожан, пожертвования на клир небольшие. А в старых храмах с большими приходами остаются деньги и на штатных сотрудников. По словам отца Сергия, сегодня в Москве дьякон в среднем зарабатывает 20-30 тысяч рублей в месяц.
«В богатых столичных храмах, которые не закрывались даже при советской власти, настоятели могут получать 100 тысяч, рядовые священники — 60-80 тысяч. А в деревнях в некоторых храмах вообще ничего не платят», — вздыхает игумен.
И уточняет, что средняя зарплата персонала религиозных учреждений в Москве — 18-20 тысяч рублей, что соответствует столичному минимальному размеру оплаты труды (МРОТ).
Игумен Сергий

Братия Киево-Печерской лавры не намерена уезжать в Россию и вывозить ценности из монастыря

Братия Киево-Печерской лавры не намерена уезжать в Россию и вывозить ценности из монастыря

 Братия Киево-Печерской лавры не намерена уезжать в Россию и вывозить ценности из монастыря, заявил во вторник на брифинге архимандрит канонической Украинской православной церкви Поликарп. Ранее представитель «новой церкви» «архиепископ» заявил, что Киево-Печерская и Почаевская лавры рано или поздно перейдут в состав новосозданной церкви «без какого-либо насилия и противостояния». «Никуда мы не собираемся уезжать из нашей святыни — ни в Россию, никуда. Потому что мы — украинцы, мы живем на своей земле, молимся за свой народ и молимся за свою страну, чтобы господь ее благословлял», — заявил Поликарп на брифинге, который транслировал телеканал «112 Украина». Он добавил, что священнослужители также не намерены вывозить из лавры какие-либо ценности. «Вывозить святыни и лаврскую большую колокольню тащить через Днепр не собираемся», — добавил он. Ранее наместник Свято-Успенской Киево-Печерской лавры митрополит Павел заявил, что братии предлагают перейти в «новую церковь» Украины. Украинская православная церковь неоднократно сообщала о притеснениях священнослужителей и захватах храмов представителями неканонических религиозных структур. В частности, за 2014-2016 годы УПЦ потеряла 40 храмов. 

КИЕВ, 15 янв — РИА Новости.

Всенощная и Божественная Литургия в сочельник Рождества Христова

Всенощная и Божественная Литургия в сочельник Рождества Христова

 

«Бумага, не имеющая канонической силы», — так оценила Русская Православная Церковь томос об автокефалии для украинских раскольников

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда назвал пресловутый томос «бумагой, не имеющей канонической силы».

«Дорогие друзья! Давайте не будем забывать, что главная тема сейчас для нас, православных христиан, — Рождество Христово! Наша радость о пришествии в мир Спасителя.

Как бы ни пытались некоторые украинские политики с помощью стамбульского Патриарха украсть Рождество у миллионов верных на Украине — оно все равно наступит.

Рождество, а не томос — бумага, являющаяся результатом неуемных политических и личных амбиций. Подписанная в нарушение канонов и потому не обладающая никакой канонической силой. С наступающим Рождеством Христовым!» — пишет Легойда на своём Telegram-канале.

В свою очередь пресс-секретарь Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла Александр Волков отметил, что сегодняшним действом Варфоломей «окончательно оторвал себя от мирового православия» и «подписал духовную капитуляцию».

Митрополит Волоколамский Иларион в эфире программы «Церковь и мир» (телеканал «Россия 24») с сожалением констатировал, что 2018 год сопоставим с 1054-м, когда произошел Великий раскол Церкви на православную и католическую.
Источник: http://rusvesna.su/news/1546691418

НОВИНСКИЙ: ВЛАСТЬ СОВЕРШАЕТ РЕЙДЕРСКИЙ ЗАХВАТ ПРАВОСЛАВНЫХ ЦЕРКВЕЙ И МОНАСТЫРЕЙ РУКАМИ ЧИНОВНИКОВ

НОВИНСКИЙ: ВЛАСТЬ СОВЕРШАЕТ РЕЙДЕРСКИЙ ЗАХВАТ РУКАМИ ЧИНОВНИКОВ

Парламентарий убежден, что права верующих – базовые права.

Picture

Председатель фракции «Оппозиционный блок» (ОБ) в Верховной Раде Украины Вадим Новинский заявил, что действующая власть совершает рейдерский захват Киево-Печерской и Свято-Успенской Почаевской лавр руками музейных служащих.

Об этом он сообщил на своей странице в социальной сети Facebook.

«Как стало известно из достоверных источников, руководству Национального Киево-Печерского историко-культурного и Кременецко-Почаевского государственного историко-архитектурного заповедников даны негласные указания представителями Администрации Президента (Украины) расторгнуть договора аренды с Украинской православной церковью», — написал народный депутат.

Политик утверждает, что руками служащих этих музеев власть совершает рейдерский захват двух православных святынь — Киево-Печерской и Почаевской Лавр. Также, по его информации, областные и районные государственные администрации получили от Министерства культуры Украины инструкции об организации массовых «добровольных» переходов общин в Православную церковь Украины (ПЦУ) в регионах.

«Если украинские суды своими решениями легализуют рейдерство – это будет сигналом, что возможности украинского правосудия для защиты прав верующих исчерпаны. Мы будем обращаться в Европейский Суд по правам человека», — уточнил Новинский.

Парламентарий убежден, что права верующих – базовые права, гарантированные украинской Конституцией и Европейской Конвенцией по правам человека. А власть продолжает грубо нарушать их, дискриминировать граждан по религиозному признаку, лишать права на свободу совести и вмешиваться в церковные дела. Также, по мнению Новинского, государственный аппарат работает на уничтожение единственной в Украине канонической православной конфессии – Украинской православной церкви (УПЦ).

Обращаясь к Президенту Украины Петру Порошенко, Новинский уверяет, что захват 2 православных святынь — Киево-Печерской и Почаевской Лавр — это слишком высокая цена, которую тот готов заплатить за то, чтобы остаться при власти. «Можно каждый день писать отчеты о том, сколько храмов и приходов перешли в искусственно создаваемую Вами «церковь» и прикрывать этим процессом развал экономики. Может, настала пора заняться Вашими прямыми обязанностями, а не вмешательством в церковные дела?» — призвал нардеп.

Новинский также обратился к коллегам-депутатам Верховной Рады Украины: «Если сегодня мы позволим бросить Украину в бездну искусственно созданного межправославного конфликта, то права называться парламентом у нас больше не будет. Призываю вас проголосовать инициированный «Оппозиционным блоком» проект постановления о моратории на изменения конфессиональной принадлежности храмовых сооружений до конца 2019 года».

Председатель фракции ОБ также предупредил всех чиновников, готовых поставить свои подписи под документами, открывающими путь к церковному рейдерству: «Президенты приходят и уходят, а за каждую подпись, за каждый компромисс с собственной совестью придётся отвечать по закону».

Кроме того, обращаясь к посольствам и дипломатическим миссиям иностранных государств и международных организаций с просьбой сделать все возможное в плане воздействия на власть в Украине, Новинский попросил не допустить возникновения очагов религиозных конфликтов в самом центре Европы.

«Мы будем защищать наши православные святыни всеми законными способами. Но сегодня речь идет не только о собственности одной конфессии. Соблюдение базовых прав человека отличает цивилизованное государство от средневекового, поэтому речь сегодня идет и о будущем Украины как демократического государства», — подытожил парламентарий.

Спецпроект Раскол. Документальный фильм Аркадия Мамонтова

Спецпроект Раскол. Документальный фильм Аркадия Мамонтова 

(Как в самые суровые времена гонений на верующих в Советском Союзе, на Украине начинается религиозная война с канонической Православной Церковью.)

 

 

Все небо черное! Тысячи ворон летали над зданием, где проходил собор автокефалистов в Киеве летали

Все небо черное! Тысячи ворон летали над зданием, где проходил собор автокефалистов в Киеве.

 В то время, когда Порошенко выступал перед журналистами, по поводу принятия автокефалии, тысячи ворон кружили с криками над зданием. Даже нецерковные люди говорят, думайте что хотите, но это явно знак.
Бог поругаем не бывает!!!
Один из зрителей написал: Таких знаков полно уже. То солдаты в обморок на инаугурации падают, то воздушные шары запущенные «за здравие» падают. Ну а птицы-падальщики — плохой знак. 

Беседа с игуменом Сергием (Рыбко) на страницах газеты «Крестовский Мост»

«Первый раз в храм: как переступить порог». Интервью с игуменом Сергием (Рыбко)

Те, кто уже несколько лет в Церкви, быстро забывают о своих чувствах, когда они только стояли на пороге. Некоторые прихожане с укором смотрят на новичков. Что же нужно для преодоления первых трудностей? Об этом разговор с настоятелем храмов Сошествия Святого Духа на Лазаревском кладбище, преподобного Сергия Радонежского в Бибиреве известным миссионером игуменом Сергием (Рыбко).

«Ребята, хотите чайку попить?»

— Многие взрослые люди боятся зайти в храм. Что им посоветовать?

— Молиться. Можно просто своими словами: «Господи, помоги мне войти!» Нужно преодолеть боязнь. Не ждать особого настроя. Бесы сделают так, что подходящего настроения у тебя так и не появится, а опасения останутся. Поэтому нужно наперекор предчувствиям молиться и идти. Но сначала стоит почитать Евангелие, потому что оно неотделимо от Бога. Воспринять Слово Божие, а потом входить в церковь. У меня было именно так. Сперва я обратил внимание, что самые хорошие мои друзья — православные. Когда мне было 17 лет, знакомый дал почитать Новый Завет. Я был потрясен. Поехал в Сергиеву лавру, купил там крестик, надел. С этого все началось.

— Нужно ли верующим как-то подталкивать своих нерешительных знакомых, помогать им?

— Можно предложить свою помощь: «Хочешь, вместе сходим на службу?» Настаивать не нужно: это может вызвать обратную реакцию. Многое зависит и от приходского священника. Недавно я разговаривал с семинаристом, и он рассказал, что несколько лет назад был панком, тусовался с друзьями недалеко от храма. Все в рваных джинсах, с характерными прическами. И вдруг к ним спешит священник: «Ребята, хотите чайку попить, пообщаться?» Из всей компании четверо — два парня и две девушки — встали и пошли: прикольно с попом потолковать и еще перекусить на халяву… Сейчас две эти девушки — жены священников, один из парней готовится к рукоположению, а вторым был мой собеседник, семинарист.

Что делать, если закрутило

— А Вы сами испытывали боязнь первого шага, когда пришли в церковь в конце 1970-х?

— Нет, я ведь был хиппи, проехал полстраны автостопом, ничего не боялся. Помню, сначала ходил в храм Воскресения Словущего на Успенском Вражке, в центре Москвы. Часто бывал в лавре в Загорске — так назывался тогда Сергиев Посад. До этого заходил в действующие церкви, еще будучи неверующим, — просто посмотреть, послушать. Однажды начал спорить с прихожанином: пытался доказать, что Бога нет, потому что умирают невинные младенцы. Чуть позже мы с этим человеком еще раз встретились и уже не спорили: я к тому времени стал православным.

— В некоторых житиях говорится о том, как люди пытались, но физически не могли войти в храм, будто кто-то им мешал. У Вас бывали такие случаи?

— Несколько лет назад мы открыли культурный центр при храме в Бибиреве, и там музицировала рок-группа. Однажды ее руководитель Сергей привел двух друзей и предложил им зайти в церковь. Одному парню там стало плохо: затошнило, закрутило, и он поскорее ушел. Другой — вслед за ним. А ­Сергей остался и позже поступил в Свято-Тихоновский институт.

— Если человека закрутило, как ему быть?

— Молиться. Совершать усилие. Не нужно надеяться, что ангел на крыльях внесет тебя в церковь и все сразу станет хорошо. Христос говорил: «Царство Небесное силою берется, и употреб­ляющие усилие восхищают его». Это только для греха не нужно особого усердия. А на все доброе в нашей жизни требуется труд.

О «своей вере» и целовании икон

— Вы не могли бы назвать три ошибки, которые часто делают люди, приходящие в церковь?

— Распространенная ошибка — ожидание особого настроения. «Пойду в храм, когда захочется». Этим оправдывают свою лень. Ведь на работу вы ходите, ничего не дожидаясь? Потому что обязанность. И в храм пойти — обязанность, особенно на первых порах, а уже потом ни с чем не сравнимая радость.

Вторая ошибка — страх перед бабушками с их замечаниями. Надо правильно понимать: бабушек никто не уполномочил, иногда они много на себя берут, но не принимайте это близко к сердцу.

И третья: люди, не имеющие православного воспитания, не знающие основ веры, часто не видят особой разницы между православным храмом, католическим костелом и протестантской кирхой. Им кажется, что всюду Христос, что можно молиться где угодно. Ходят, выбирают, говорят о какой-то «своей вере». На самом деле это не своя вера, а каша в голове.

— Недавно на службе в монастыре был такой случай: заходит молодая особа и бодро шагает прямо к Царским вратам. У амвона ее «притормозили», взяли под ручку и вывели. Правильно сделали?

— Если она хотела исполнить перформанс или сделать селфи на амвоне, то правильно. А когда человек ошибается по незнанию — допустим, пытается взойти на солею, чтобы приложиться к иконостасу, то ему достаточно объяснить. У нас такое бывало. Вежливо растолкуешь, он сразу: «Простите!» — и вопрос исчерпан.

— А если новоначальный опасается прикладываться к святыням, к руке священ­ника?

— Не проблема. Был случай, когда девушка перед первой исповедью предупредила духовника: не хочу целовать Вам руку и не буду становиться на колени. Исповедуете? Священник согласился, принял ее исповедь. А через месяц она уже и на колени вставала, и к руке прикладывалась, и к иконам. Стала постоянной прихожанкой. Очень многое зависит от деликатности пастыря.

Беседовали Валерий Коновалов, Михаил Устюгов

Газета «Крестовский мост»

можно посмотреть по ссылке